Сегодня:04.12.2020

Асылбек Избаиров: Абдужаббаров — крестный отец такфиризма в Казахстане

По ориентировке КНБ РК из Саудовской Аравии в Казахстан депортирован гражданин РК Абдухалил Абдужаббаров, которого обвиняют в распространении экстремистской идеологии т.н. такфира в нашей стране. Прокомментировать данную информацию Закон.кз попросил известного эксперта в области религиоведения и религиозного экстремизма профессора ЕНУ им. Л. Гумилева, директора Института геополитических исследований Асылбека Избаирова.

— Асылбек Каримович, буквально на днях из Саудовской Аравии в Казахстан депортирован гражданин РК Абдухалил Абдужаббаров. Кто такой Абдухалил Абдужаббаров и что представляет собой идеология такфира? Почему ее распространение является преступлением?

— Биография Абдухалила Абдужаббарова хорошо известна. Если в двух словах, то Абдужаббаров, он же «шейх Халил», крестный отец такфиризма в Казахстане, несущий, таким образом, прямую ответственность за все проявления этой идеологии в нашей стране, включая теракты последних лет.

— Даже так?

— Да. В частности, он сформулировал и «обосновал» три принципа такфира, которые и сыграли потом роль детонатора. Конкретно – он обвинял не читающих намаз в вероотступничестве, объявлял светских правителей идолами (тагуты), а также отрицал принцип «оправдания по незнанию». Это и открыло дорогу для псевдоджихада в Казахстане.

Почему даже просто распространение идей такфиризма – уже уголовное преступление? Ну, хотя бы уже потому, что в 2014 году в Казахстане была официально запрещена экстремистская организация «Ат-такфир уа-ль-хиджра», действующая на основании этой идеологии. Тогда же руководство Агентства по делам религий официально комментировало, что распространение идеологии такфира будет преследоваться вне зависимости от формальной принадлежности к этой организации.

Недавние спецоперации на западе Казахстана стали первым случаем правоприменительной практики в соответствии с этим запретом. Это весьма знаменательное событие, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

— Почему саудиты решили экстрадировать Абдужаббарова именно сейчас?

— Потому что договоренность о взаимной выдаче преступников и передаче осужденных лиц была достигнута во время недавнего визита Президента Нурсултана Назарбаева в Саудовскую Аравию. Борьба с религиозным экстремизмом и терроризмом – одна из тех сфер, где отношения Казахстана и Королевства Саудовской Аравии, безусловно, совпадают. И тот же такфиризм – наш общий враг.

— В чем состоит суть этой идеологии, в чем ее опасность для общества?

— Не погружаясь в премудрости богословия, скажу, что такфир – это обвинение мусульман в неверии. Проще говоря, это когда мусульман объявляют не мусульманами, неверными, вероотступниками. Сам термин «такфир» происходит от арабского слова «кафир», то есть неверный.

— Террористы на Ближнем Востоке, те же бандиты из ДАИШ, убивают в основном мусульман. Получается, убивая мусульман, они не считают своих жертв мусульманами?

— Совершенно верно и в этом – корень проблемы. Согласно мусульманскому праву, которое называется «фикх», мусульмане в принципе не могут вести вооруженный джихад против мусульман. То есть, чтобы в мусульманской стране, в мусульманском обществе объявить окружающим джихад, нужно сначала объявить их неверными и вынести им такфир.

— А в отношении не мусульман?

— Абсолютно то же самое. По шариату, жизнь и имущество, и в целом права не мусульман, живущих вместе с мусульманами, столь же священны и неприкосновенны, потому что они живут с мусульманами по единому общественному договору. В том числе, если они живут в светском государстве. Общественный договор – он и есть договор.

Более того, даже права граждан немусульманских государств точно так же неприкосновенны, поскольку их правительства состоят в договорных отношениях с правителями мусульманских стран. Если гражданину мусульманской страны вздумалось совершить теракт в немусульманской стране, то ему сначала придется сделать такфир… своему собственному правительству. И тогда все международные договора, заключенные этим правительством, станут для него недействительными, со всеми вытекающими…

Доморощенные такфиристы в Казахстане действуют по принципу «если нельзя, но очень хочется, значит, можно». В основной массе это невежественные люди, неграмотные в религии, и поэтому становящиеся легкой добычей для манипуляторов.

— Если я вас правильно поняла, такфиризм является основой всего экстремизма в мусульманском мире?

— Да, именно так.

— Кстати, раз уж мы заговорили о международном аспекте… Как вы оцениваете итоги прошедших в Астане переговоров по сирийскому урегулированию? Можно ли происходящее сейчас, ту же экстрадицию «шейха Халила» в Казахстан, рассматривать в этом контексте?

— Безусловно, Астанинский процесс я оцениваю положительно и, прежде всего, с точки зрения наших национальных интересов.

— Разве у Казахстана есть интересы в Сирии?

— Мы живем в глобализированном мире, и интересы у нас есть везде. И вообще, пора нам постепенно учиться считать себя державой. Хоть и региональной. Если конкретнее, то главное вот в чем. Например, наше председательство в ОБСЕ имело в основном имиджевый эффект, а вот переговоры по Сирии на астанинской площадке – совсем другое дело.

Мы понадобились ведущим евразийским державам как реальный посредник. И это уже второй случай после того, как наш Президент успешно примирил Россию с Турцией. Тенденция очень хорошая. Не просто растет наш престиж, но реально укрепляется наша международная субъектность.

Казахстан становится признанным игроком, имеющим вес на международной арене и, прежде всего, в мусульманском мире. В одну из первых очередей это касается совместной борьбы с экстремизмом и терроризмом. Сюда же, очевидно, относится взаимная выдача преступников.

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *